Хотя вопросы документирования деятельности местных учреждений и затрагиваются в законодательных актах правительства Петра I ,но в законченной форме эти вопросы нашли отражение в «Учреждениях для управления губерний» от 7 ноября 1775 г. Согласно этому документу переписка между учреждениями превращается в своеобразный ритуал, который нужно хорошо знать, чтобы занимать место в бюрократической системе.
Для сношений » властей и мест» устанавливались определенные виды документов, в зависимости от положения учреждений в иерархической лестнице. Создавалась иерархия не только учреждений, но и документов. В видах документов и порядке сношений выражалась строгая субординация учреждений. Вышестоящие инстанции «указывали», нижестоящие «доносили» об исполнении указаний. Равные инстанции сносились между собой на паритетных началах — предложениями и сообщениями. В этот период значительно усложняется деловая переписка, что проявляется прежде всего в увеличении разновидностей документов. Так, наряду с традиционными докладом и указом в служебной переписке все активнее используются новые — ведение, доношение, промемория, рапорт, реляция и рескрипт.
Ведение — уведомление о чем-либо, употреблялось для переписки Сената с Синодом (высших органов светской и церковной власти). Доношение — сообщение нижестоящих должностных лиц вышестоящим представителям власти. Промемория — документ, посредством которого осуществлялась связь между равными по положению органами власти. Рапорт — документ отчетного характера, предназначался для переписки нижестоящих органов власти с вышестоящими (любого ранга). Реляция — документ, равный по своим функциям рапорту и доношению, однако употреблялся только в военной и дипломатической сферах общения. Рескрипт был введен для деловой переписки императора с приближенными к нему должностными лицами.
Если прежний деловой язык, возникший в недрах московских приказов, был близок живой, обиходной речи, то язык документов, появившихся в новый период, являлся качественно иным по своим языковым средствам. Прежде всего новый деловой язык характеризовался новыми морфологическими средствами, свойственными документальным текстам.
Весь процесс движения документов, входящих и исходящих, регистрировался в ряде журналов, книг, реестров. На входящем документе председателем присутствия или старшим членом отмечалась дата поступления документа, после чего он заносился в реестр входящих бумаг и в докладной реестр. Зарегистрированные документы распределялись по соответствующим исполнителям и заносились в целях установления слушания дел в настольный реестр.
Для облегчения отыскания дела, к реестрам создавался справочный аппарат — алфавиты учреждений и лиц, которых касались дела. О своей работе учреждения составляли ежемесячные отчеты, а о количестве и составе прослушанных дел — срочные ведомости.2
С начала XIX в. министр осуществлял управление с помощью таких официальных писем, как циркуляры и распоряжения (в гражданских делах), приказы (в военных делах). Разработанное крупнейшим государственным деятелем М.М. Сперанским «Общее учреждение министерств» (1811 г. ) установило единообразие делопроизводства и отчетности.
Эволюционные изменения в официальной переписке XVIII в. характеризуют модификацию речевых формул и этикетных форм в русской официально-деловой письменной речи в целом. Это — продуктивное развитие отглагольных номинативных и просто именных конструкций, обусловивших статичность стиля изложения, передачи и просто фиксации фактов, актуализацию обстоятельств дела, а не его исполнителя, что открыло простор глаголу в страдательном залоге (это характерно и для современной корреспонденции) и отказу от форм личного извещения, оповещения, волеизъявления в пользу коллективного. Эти языковые тенденции, позднее, благодаря энергичным нововведениям М. М.Сперанского, и сформировали отечественные традиции эволюционных изменений в стиле русской официально-деловой переписки, практическое приложение которых нашло яркое воплощение в письмовниках второй половины XIX — начала XX веков.