Убедительность письма возрастает в тех случаях, когда в нем выражено и личное отношение работника к описываемым фактам, его заинтересованность в скорейшем выполнении задания, нетерпение, досада и даже возмущение. Примером такого письма может служить докладная записка, составленная от имени главного энергетика завода на имя директора завода:
„Кетегорически возражаю против выпуска приказов по заводу, не согласованных предварительно с начальниками цехов и отделов. Это снижает действенность и авторитет заводских приказов. Ведь любой составитель приказа не осведомлен в достаточной степени об объеме работ, которые предстоит выполнить, о реальных условиях и трудностях, е разве можно определить сроки и содержание намечеемых работ в отделе, не зная специфики отдела?
Прошу Вас в целях повышения действенности приказов и укрепления принципа единоначалия установить такой порядок, чтобы все проекты прикезов предворительно согласовывались с ответственными руководителями служб, цехов, которым предстоит их выполнять.»
Уже начало первого предложения позволяет говорить, что автору письма далеко не безразлична порочная практика подготовки приказов, сложившаяся на заводе. Его озабоченность принимает форму открыто высказываемого мнения: „Категорически возражаю против. . .». И автор предлагает изменить существующий порядок, мотивируя это „целями повышения действенности приказов». Это не „дежурная фраза», а глубоко прочувствованное и обоснованное личное мнение. Для придания большей экспрессивности и убедительности письма автор использует такой лингвистический прием, как риторический вопрос: „. . . а разве можно определить сроки и содержание намечаемых работ в отделе, не зная специфики отдела?».
Продолжение